Нательная живопись. Ярославский мастер создает тату-произведения искусства: фото

Баба Яга в ступе на фоне заката летит по своим делам. Садящееся солнце озаряет опушку в лесу, с которой стартовала злая колдунья.

Эта картина располагается не на полотне, а на коже человека. Улыбка Чеширского кота, символ Ярославля – медведь, знаменитый корабль-призрак «Летучий голландец», ганнибал Лектор – эти персонажи словно оживают на коже, когда за дело берется Антон Мальцев.

Антон – тату-мастер с 16-летним стажем. Его работы по праву можно назвать произведением искусства, нательной живописью. Антон рассказал, как ярославцы относятся к татуировкам, насколько популярны сейчас нательные рисунки и о чем стоит задуматься, решив посетить тату-салон.

– Антон, как давно вы занимаетесь татуировками?

– Я начал пробовать себя в сфере тату в 2002 году. Но профессио­нально вырос позже. Тогда это были первые шаги. Такого развития индустрии, как сейчас, и технически, и буквально в то время еще не было. Я, как и все начинающие татуировщики, собирал дома какие-то машинки и оттачивал мастерство на друзьях. Меня это увлекло, и я решил развиваться, стал модернизировать аппараты. Так увлечение вылилось в дело жизни. Мне нравится даже не результат работы, а общение с огромным количеством разных людей. В процессе они открываются, происходит эмоциональный, духовный обмен.

– Когда мы говорим о тату-салоне и мастере, в воображении большинства людей возникает образ: полуподвальное помещение, огромный бородатый мужик, весь в татуировках. Так ли это?

– К сожалению, в России пока встречаются такие убеждения, но они понемногу искореняются. Раньше студии действительно представляли собой закутки, но сейчас тату-салоны выросли в профессиональном плане, и работы многих мастеров можно считать искусством.

Тату-мастера в недалеком прошлом чаще всего принадлежали к определенной субкультуре и выглядели достаточно колоритно. Сейчас, если посмотреть когорту топовых мастеров, то это люди не «забитые» – не имеют татуировок или их мало, как правило, у всех высшее образование, большинство – профессиональные дизайнеры, художники. Правда, начинающие мастера склонны подражать некоему образу: стараются отрастить бороду, набить побольше татуировок, ходить с определенной атрибутикой. Но это имеет место и в любой творческой профессии.

– А как относитесь к временным татуировкам? И к сведению тату, не вредно ли это?

– Временных тату не существует. В моем понимании это либо рисунок хной, либо переводилки от жвачек. Если кто-то хочет – дети, например – пусть попробуют, побалуются, почему нет? А татуировки – это навсегда! Никакие лазеры полностью их не сведут, они лишь высветляют кожу, чтобы потом на это место можно было набить другую картинку. Так поступают со старыми или некачественно выполненными татуировками. Тут тоже надо учитывать, что лазер выжигает кожный покров, естественно, это может повлечь за собой появление шрама или келоидного рубца. Но если тату выполнено некачественно, мешает работе и жизни, то сводить надо. И обращаться стоит только к профессионалам.

– В советское и постсоветское время существовало убеждение, что обладатели так называемых наколок – это уголовники. Сейчас общественное мнение изменилось?

– Индустрия тату зародилась в Европе в 18 веке и не имела никакого отношения к уголовному миру, их делали в основном матросы. В России татуировки появились в 20-х годах прошлого века также благодаря морякам. Но чуть позже тату заимствовали люди, лишенные свободы, как способ определения их иерархии. Такое положение дел сохранялось вплоть до конца 90-х годов. Так в нашей стране появились наколки, «портаки», которые у большинства россиян старше 45 лет до сих пор ассоциируются с криминалом. Однако в остальном мире такого нет.

Хочется, чтобы российский человек осознал – люди не должны отличаться по каким-то признакам. Человек с тату не хуже и не лучше человека без тату. Их отличие лишь в наличии нательного рисунка. В Европе отношение к татуировкам спокойное, воспринимается как желание человека иметь свой стиль.

Сейчас позиция и наших людей начинает меняться, но это процесс сложный и долгий. Татуировка в России выделяется среди всех видов искусства в том числе тем, что в сознании советских людей прочно засела мысль о связи тату с некой субкультурой. В то время как в Европе, Штатах это явление относится именно к культуре.

Популяризация тату и развенчивание стереотипов происходит во многом благодаря медийным личностям – обладателям татуировок. Но тут мы уходим в другую крайность – тату приобретает массовый характер. В современном мире из 10 человек 6-7 будут иметь хотя бы одну татуировку.

– Обращались ли к вам с просьбой сделать что-то странное?

– Да. В начале моей практики был один случай. Пришла девушка модельной внешности с очень длинными волосами, ухоженными, как в рекламе шампуня, и попросила сделать ей Юрия Гагарина на голове. Я очень вежливо пожелал ей обратиться к специалисту другого характера. Она вроде сказала «ок», но на следующий день вернулась. Абсолютно лысая. И говорит: «Ну а теперь вы готовы сделать?» Тогда я согласился.

Что касается так называемой «попсы», любовной лирики, то ее просят достаточно часто. Получаю по 20 – 30 сообщений в день, но обычно отказываю, так как это все временно, а тату, повторюсь, навсегда. Девушка недавно обратилась, у нее маленький ребенок нарисовал лошадь, сами понимаете, в детском стиле «каля-маля». Она захотела набить себе этот рисунок. Есть сейчас такой мейнстрим – знаменитости делают тату первых рисунков своих малышей. Я ей говорю: идея, конечно, очень красивая, интересная, с глубоким смыслом. Но эту задумку не поймут окружающие, а тату будет на виду. Она ответила, что «делает для себя». Это хорошо, но люди постоянно будут спрашивать, что это за ерунда вытатуирована. И когда их количество перевалит за сотню, скорее всего, захочется переделать.

– Насколько популярны татуировки в нашем регионе?

– Очень популярны. Я бы сказал, что сейчас это становится мейнстримом и даже болезнью. Хотя эти понятия не должны относиться к татуировке, так как она делается пожизненно. Однако мало кто думает о последствиях. У нас как что-то становится популярным и, главное, доступным, надо отхватить с лихвой.

Ко мне обращается примерно одинаковое количество мужчин и женщин. Я работаю с теми, кому от 25 и выше. То есть с людьми, которые делают тату осознанно. Половина моих клиентов находится в возрастной категории 35+, но есть и те, кому далеко за 40, таких примерно 35 процентов. С молодежью не работаю в первую очередь по этическим соображениям, да и финансовые возможности у них ограничены. Однако начинающих мастеров, а их сейчас очень много, это не смущает, и молодежь стремится к ним. Там их отговаривать не станут, еще и денег немного возьмут, а когда тебе 18, о качестве и последствиях думаешь меньше всего.

В последнее время часто обращаются мамы, просят сделать татуировки их 14 – 15-летним детям. Я таких «прогрессивных» родителей всегда приглашаю побеседовать и стараюсь объяснить, что подросток еще будет расти, вытягиваться, что приведет к деформации татуировки. Пусть лучше тату будет позже, чем раньше, несмотря на моду.

– Многие против тату, потому что «в старости оно расползется по коже, выцветет и будет выглядеть неэстетично». Есть ли способы продлить его жизнь? И насколько безопасно и безболезненно делать сегодня тату?

– Невозможно представить современную профиндустрию без обеспечения стерильности. Сейчас это настолько доступно и удобно, что практически не требуется автоклавировать оборудование, то есть подвергать его воздействию высоких температур и давлению. Сама процедура остается достаточно болезненной, но в фармакологии имеются анестетики. При этом многие клиенты отказываются от кремов, так как до сих пор считается, что через эту боль надо пройти.

Со временем тату немного расплывается, происходит миграция пигмента под действием лимфы или кровотока. Что касается выцветания, то под действием солнечных лучей красящий пигмент, который находится под кожей, слегка выгорает. Соответственно бережем от солнца – продлеваем красоту тату. Также для поддержания красивого внешнего вида необходимо делать коррекцию лет через 7 – 10.

– В работе современного тату-мастера выделяются какие-то стили, направления?

– Да. Например, восточные мотивы характерны для направления ориентал, также существует реализм и гиперреализм, линейные стили, точечные, гравюрные и другие. Но в последнее время мастера много экспериментируют с их объединением, границы размываются – и становится все сложнее выделить готовую работу в какой-то один стиль.

Перед мастером не стоит задача работать в каком-то определенном направлении. Главное, выдать продукт качественно, технично и красиво.

Можно выделить элементы, которые для этого применяются. Например, я в своей работе использую элементы реализма. Получаются изображения, приближенные к фотографии. Кто-то, наоборот, пользуется намеренным упрощением для придания изображению эффекта эскиза, наброска или намеренным искажением. По сути то же самое, что в живописи.

– Можно ли исправить неудачно сделанную татуировку? Часто обращаются с такой проблемой?

– Если взять все звонки и сообщения, которые мне поступают, процентов 40 – это перекрытие, то есть исправление тату, на профессиональном языке – cover up. Но сделать это не всегда возможно, многим приходится отказывать. Дело в том, что раньше татуировки наносили в неподходящих для этого условиях, с помощью туши из гелевых ручек, которая сильно выцветала, что позволяло перекрыть тату. Сейчас же начинающие мастера, делая первые шаги в индустрии, используют хорошую тушь. И пусть работа сделана некачественно, но профессиональными материалами.

– Во многих странах и культурах с помощью татуировки можно было много узнать о человеке. Например, якудза использовали обширные татуировки как знак принадлежности к какой-либо группе. Существует ли в наши дни «язык тату»?
– Безусловно. Особенно в стилях полинезия, маори, ориентал. Там, как в русских былинах, есть определенный сюжет.

А вообще, если человек делает тематику из конкретного стиля, можно предположить, что он действительно является носителем таких идей. Но есть и риск ошибиться с выводами. По большому счету в любую картинку можно вложить какой угодно смысл. Квадрат набьешь – и кто-то увидит картину Малевича, а кто-то – гиперкуб.

– Антон, вы говорили о том, что тату сейчас, что называется, в тренде. А какие татуировки более популярны?

– Да, такая мода есть. На мой взгляд, это отвратительное явление, которое не должно быть применимо к татуировкам. Тренды изменчивы, а тату – навсегда. В свое время с этим столкнулись те, кто поддался моде на «попсу», на языке татуировщиков это различные орнаменты, иероглифы, которые несколько лет назад были очень популярны. Прежде чем обратиться к мастеру, несколько раз подумайте, взвесьте все. И не смотрите на других. Возможно, люди, особенно публичные персоны, которые всегда на виду, вкладывают в свои татуировки определенный смысл, понятный лишь им. А люди смотрят на кумиров и хотят то же самое. Так и рождается мода.

Мои клиенты это понимают. У меня нет каталогов. Каждая работа – индивидуальна. На оригинальность не претендую, так как убежден, что что-то новое уже не придумаешь.

– Расскажите о самой интересной или необычной работе?

– Если честно, мне больше запоминаются люди, а не работы. Когда в процессе легко, весело, интересно. Каждая работа – это частица меня, эмоции, что я отдаю.
Конечно, есть тату «поточного» характера. А есть такие, в которые вкладываешься, которые увлекают. Как правило, это происходит, когда человек тебе полностью доверяет и ты можешь в рамках заданной тематики реализовывать то, что хочешь.

– Говорят, существует так называемая «синяя болезнь» – тату-зависимость… 

– Действительно, существует. 90-95 процентов людей возвращаются за второй тату.

«Синяя болезнь» нередко развивается из-за того, что человека не устраивает первоначальный вариант. 

А что касается размера тату, то определяет его не мастер и не клиент, а сама часть тела. Если приходит мужчина и говорит «хочу что-то на плече», я сразу понимаю, что речь идет об изображении формата А4. Именно такой размер органично будет смотреться на крупной мужской руке. Дальше уже прорабатываем концепцию: наличие или отсутствие фона, количество объектов, их взаимосвязь и так далее. Согласитесь, в данном случае маленькая подковка где-нибудь посередине плеча смотрелась бы глупо, как пятно. Скорее всего, очень быстро у такой татуировки появились бы соседи. Насколько гармонично все это бы смотрелось – неизвестно, особенно если делать еще и у разных мастеров.

Другие новости

2012—2017 © Твитрегион. 18+
Сетевое издание, Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 57257
выдано Роскомнадзором 12.03.2014
150043, Ярославская обл., г. Ярославль, ул. Радищева, д. 5А.
Главный редактор: Кудрявцев В.Н. Тел. +7 (920) 650-6666
Учредитель: ООО "ОМЕГА", twitregion@yandex.ru
Перепечатка материалов запрещена без письменного разрешения. При цитировании материалов в сети Интернет, гиперссылка на www.twitregion.ru обязательна.